Спецприемник для нелегальных мигрантов в Сочи

"Русская планета" от 24.07.2015:

Сегодня в сочинском спецприемнике чуть больше 120 нелегалов, подлежащих выдворению из страны. Кто-то находится здесь несколько дней, другие ждут вылета домой почти год. По сейфу, в котором хранятся документы и где на каждой полке значится название страны, из которой прибыли иностранцы, можно изучать географию: все страны СНГ, Приднестровье и Карабах, Китай, Афганистан, Сербия, Камерун, Босния и Герцеговина, Нигерия...

Наследие Олимпиады

Специальное учреждение временного содержания иностранных граждан и лиц без гражданства в поселке Вардане (Лазаревский район Сочи) открыли в сентябре 2013 года, когда завершились главные олимпийские стройки и тогдашний губернатор Александр Ткачев потребовал от правоохранительных органов зачистить курорт от гастарбайтеров.

– В Сочи сейчас стотысячная армия рабочих, как только мы их выдворим, они начнут искать работу по другим городам — так что настраивайтесь на большую работу. В Сочи рабочие группы из сотрудников полиции, казаков, УФМС будут ходить по домам и проверять, кто там живет и на каких основаниях. Мы готовы даже к тому, чтобы чартерными рейсами отправлять мигрантов домой, —заявил тогда губернатор Кубани.

За эти неполных два года через спецприемник прошли около 2,5 тыс. иностранцев — нарушителей миграционного законодательства. Каждому из них за счет государства покупают билеты и под конвоем сажают в самолет. После выдворения им, как правило, въезд в Россию запрещен на несколько лет.

Вместе с представителем Федеральной миграционной службы обходим территорию режимного учреждения. Бежевые коттеджи, в каждом по шесть комнат с двухъярусными кроватями, в каждой комнате от двух до шести человек. «Женские» домики отдельно, там вместе с двумя мигрантками живут дети.

Вокруг много зелени, растут кипарисы. Небольшая волейбольная площадка. Если не вглядываться в горизонт с колючей проволокой, спецприемник напоминает советский пионерлагерь. Расписание здесь щадящее: подъем в 7 утра, после завтрака три часа прогулок, обед, время для встреч с родственниками и обращений в администрацию, в течение двух часов — с 16 до 18 — можно воспользоваться телефоном. После ужина — душ, в 22 часа отбой (сотрудники признаются, что самое сложное в распорядке — приучить взрослых людей находиться в комнатах поле десяти вечера). Питаются в расположенной через дорогу столовой — в день моего приезда на обед был густой борщ, гречка с подливкой и компот. По закону мигрантов нельзя заставлять работать. Главная проблема, учитывая, что некоторые находятся здесь по полгода, — как провести время.

Правопорядок обеспечивает полиция и сотрудники ЧОО «Пластуны». Охранная организация входит в Кубанское казачье войско, представители которого также помогают УФМС в рейдах по выявлению «гастарбайтеров».

После обхода спецприемника встречаюсь с постояльцами. Люди здесь живут самые разные — от рабочих с несколькими классами образования до бывших преподавателей и главврачей больниц. Заставшие времена СССР свободно говорят на русском, молодежь с трудом подбирает слова.

Педагог за колючей проволокой

72-летняя Зоя Чернова из Лисичанска (сегодня находится на подконтрольной украинским силовикам части Донбасса. — Примеч. авт.) за две недели не смогла свыкнуться с помещением в спецприемник.

– Когда вернусь, расскажу, что была в спецприемнике, никто не поверит — что же ты, Зоя Викторовна, там натворила? Но я же не преступница, — эмоционально делится с «Русской планетой» пенсионерка. Уставшее взволнованное лицо контрастирует с «веселым» халатиком.

Она родилась в Германии, куда родителей во время войны угнали немцы. Потом вернулась на Донбасс, окончила биофак Воронежского университета. Затем было 30 лет педагогической деятельности.

– Познакомилась с россиянином, сперва жили «гостевым браком», спустя время зарегистрировали отношения. Каждые три месяца ездила домой. Когда в Лисичанске дел не было, просто переходила границу и тут же возвращалась (по закону иностранцы с миграционной картой должны через каждые 90 дней пересекать границу с Россией, чтобы получить отметку в паспорте и новую миграционную карту. — Примеч. авт.), — объясняет Чернова.

В прошлом июле у мужа Зои Викторовны случились инфаркт и инсульт, мужчина оказался прикованным к постели. Женщина обращалась за к детям — трое ее сыновей живут в России — за финансовой помощью для поездки и чтобы найти сиделку на время ее отсутствия. Но сыновья не хотели отпустить мать в прифронтовой Лисичанск. Образовалась большая просрочка, Зоя Викторовна пошла в администрацию, думала, просто штраф выпишут, но оказалась в спецприемнике для иностранных граждан и подлежит выдворению на Украину.

Постояльцев спецприемника кормят в столовой бывшего санатория. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

– Сыновья уже жалеют, разыскали меня здесь, но ничего не изменишь. Готовы помочь, да уже поздно. У них украинские паспорта, но в Лисичанск тоже не хотят возвращаться, потому что их сразу Потрошенко, так все мы называем нового президента, заберет воевать, — продолжает собеседница. — Если честно, до сих пор держу обиду на сыновей. Уже успокоившись здесь, понимаю — мне лучше сделать хотели, поэтому и не помогли на Донбасс поехать, но вышло все только хуже. Конечно, материнское сердце все простит, но пока больше разум берет.

Африканец и танцовщица

Уроженец Камеруна 44-летний Мбигу Сильвен прожил в нашей стране 10 лет, имея на руках только трехмесячную визу. По-русски понимает хорошо, но предложения строит с трудом, компенсируя это извиняющейся белозубой улыбкой.

– Мой семья живет в Яунде (столица Камеруна. — Примеч. авт.), он большой, как Москва. Учился в школе, потом работал продавцом рыбы, — рассказывает Мбигу «Русской планете». — В 2005 году приехал в пятнадцатый день октябрь. Работал в Москве, кафе «Калинка», мыл посуду, потом в казино «Империал» на метро «Белорусская», потом продавал парфюм в метро «Гражданский проспект».

Каждое лето приезжал на курорты Краснодарского края, где на пляже подрабатывал фотосессиями — с земляком в африканских костюмах зазывали туристов. Получал около 1,5 тысяч за день, старался экономить, чтобы отправлять деньги семье. В Камеруне мужчину ждут мать, брат и сестра, жена с двумя дочками и сыном. Каждый месяц посылал им 150 долларов США (менее 9 тысяч рублей. — Примеч. авт.), которых в бедной африканской стране хватало на нормальную жизнь целой семье.


Мбигу Сильвен десять лет не видел жену и дочек, зарабатывая для них деньги. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

— Визу дали на три месяца, но думал, что на пять лет — во Франции, других странах на столько она дается. А в России понравилось, очень душевные люди здесь, — с широкой улыбкой рассказывает камерунец.

В спецприемнике его больше всего раздражает отсутствие работы, говорит, что не привык сидеть без дела. Единственное развлечение — смотреть футбол. Болеет за «Локомотив».

– Здесь я не работал, только кушать, спать. Я мужик, надо работать, самому купить кушать, — Мбигу показывает заждавшиеся труда широкие розовые ладони.

Хайла Мамедова — 30-летняя женщина с татуировками на руках — оказалась здесь из-за отсутствия трудового патента. Несколько лет назад она переехала в Сочи, где работала в гостинице и ночном клубе танцовщицей пол-денс.

– Родилась в Армении, всю жизнь прожила в Луганской области, в Перевальске (город контролируется Казачьей национальной гвардией, ЛНР. — Примеч. авт.). Как оказалась в Сочи? Как и все — приехала отдыхать и осталась, понравилось здесь, — делится с «Русской планетой» невысокая танцовщица.

В ночном клубе прошла проверка ФМС, выяснили, что работает без документов. Так попала в спецприемник, ожидает выдворения на Украину.

– Здесь все отлично, ничем не занимаюсь, — Хайла рассказывает об опыте жизни в неволе. — Просто гуляю, любуюсь природой. В библиотеке книги беру, нравится мистика и женские романы.

Заложник политики

Уроженец Азербайджанской АССР Эльдрим Рызаев на родине не был больше 20 лет, живя в России и тогда еще украинском Крыму. Все это время имел на руках советский паспорт. В середине 2000-х потерял и этот документ.

– В какой-то прекрасный день Крым стал частью России. Я жил без документов, но местом рождения был Азербайджан. Феодосийский городской суд постановил выдворить меня на родину, но так как Азербайджан не признал присоединение Крыма к России, до сих пор документы на меня из консульства не приходят, — объясняет «Русской планете» мужчина с заостренными чертами лица и большими оливковыми глазами. В спецприемнике он находится с прошлого сентября.

Сотрудник ФМС уточняет: гражданство устанавливается по 1991–1992 годам, когда распался СССР. Поэтому ключевым фактором является то, где человек был зарегистрирован в то время. Ситуация Эльдрима осложнена тем, что Азербайджан, где он жил в те годы, не признает присоединение Крыма и, соответственно, постановление о выдворении российского суда в Феодосии.

– Трижды направляли запрос в консульство Азербайджана, но безответно. Пытаюсь дозвониться туда, тоже ответа нет. Никто ничего не знает. Мне кажется, в таком положении российский суд должен решить вопрос, — разводит руками мужчина. — Я не имел азербайджанского паспорта, последние 15 лет жил в Крыму, зачем меня выдворять в Баку?

В спецприемнике Рызаев не сидит без дела — разбил грядку с помидорами и огурцами, собрал первый урожай. Через несколько дней мужчина отметит 45-летие. Говорит, что в комнате, где он живет с такими же мигрантами, можно сложиться и вместе отметить праздник. Здесь разрешены сладости, чай, все, кроме спиртного.

Эльдрим Рызаев стал жертвой большой политики. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

«В Приднестровье и так 90% россияне»

Надежда Рогут из Приднестровья, как и Эльдрим, человек без паспорта. Говорит, что потеряла его за два с половиной года жизни в России.

– Когда стукнуло 18, взяла и уехала. Родители знали, что невозможно отговорить и что никуда не пропаду, — рассказывает «Русской планете» бойкая улыбчивая девушка. — Хотелось начать новую жизнь, попробовать себя. Вопрос о том, куда ехать, даже не стоял — в Приднестровье и так 90% россияне, очень тепло относимся к России.

Сперва Надя жила в Санкт-Петербурге, работала кассиром в супермаркете. Потом перебралась в Сочи: здесь жила ее сестра.

– Море до этого ни разу не видела. Приехала в Сочи в ноябре и не могла дождаться курортного сезона, чтобы искупаться. Поплавала три дня и пришла сама в миграционную службу сдаваться, чтобы вывезли меня домой, — улыбается 21-летняя собеседница. — Уже восстановили документы, получила свидетельство. А на обратной дороге еще и Турцию увижу — в Приднестровье отправляют через Стамбул.

Несколько недель в спецприемнике не отбили желания путешествовать, завела в России много друзей, которые помогают ей и в неволе. Пока из-за выдворения путь в нашу страну Надежде закрыт, хочет побывать в Италии.

Руководитель «Южного правозащитного центра» Семен Симонов, телефон которого указан на информационном щитке перед КПП спецприемника, пояснил «Русской планете», что сегодня у мигрантов нет серьезных жалоб на условия содержания. Отдельные нарекания связаны с традициями и кухней — исповедующие ислам и вегетарианцы просили организовать соответствующие их религиозным канонам питание, руководство спецприемника пошло им навстречу.

– Когда мы начали активно мониторить ситуацию, особенно сразу после Олимпиады, столкнулись с частыми задержаниями людей без гражданства, имеющими еще советские паспорта. Ответы из посольств бывших советских республик шли очень долго или вовсе не приходили, поэтому люди жили в спецприемнике по году. Проблемы были с Грузией, с которой после войны 2008 года мы общаемся через швейцарское консульство, другими экс-республиками СССР, — открыто говорит правозащитник о проблемах. — Сегодня выработалась практика решения этой ситуации через суды, так как очевидно, что ответы не придут, а людей нельзя все время держать в спецучреждении.

Симонов пояснил, что сегодня жалобы поступают не на ФМС, а на правоохранительные органы и суды — например, гастарбайтеров из Средней Азии с просроченными документами полиция задержала в аэропорту с билетами на самолет. Да, МВД получило отчетность по нелегалам, но пострадал российский бюджет — еще полгода таджиков за государственный счет содержали в спецприемнике, а потом купили билеты в Душанбе.

Немало историй и с гражданами Украины, бежавшими прошлым летом от войны.

– К нам обратились украинцы, в отношении которых не отменяют решения суда о выдворении. Уже в спецприемнике они получили миграционный статус «временное убежище» и могут находится в России совершенно легально, — продолжает правозащитник. — Но суды не спешат отменять приговор о выдворении и освобождать этих людей из спецприемника.

Руководитель «Южного правозащитного центра» добавил, что на прошлой неделе учреждение в Вардане посетили члены Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ, а также представители Общественной наблюдательной комиссии Краснодарского края. Правозащитники отметили приемлемые условия содержания иностранцев, но взяли на контроль несколько жалоб по рассмотрению их дел судами.

Говоря о занятости нелегалов, Семен Симонов добавил: для них можно проводить разъяснительные лекции по российскому миграционному законодательству. Заняться этим могут как раз общественные организации, получив разрешение ФМС.

Андрей Кошик.

Темы публикации:

 Реклама


Комментарии